История библиотеки : Из истории здания — НПБ им. К. Д. Ушинского
История библиотеки  ·  Библиотека сегодня  ·  Обратная связь  ·  Вакансии

Из истории здания библиотеки

Научная педагогическая библиотека имени К. Д. Ушинского расположена в старинном московском особняке — усадьбе Демидовых, одном из трёх московских «Демидовских домов». Особняк, представляющий собой в настоящее время тип дворянской городской усадьбы с рядом различных исторически сложившихся сооружений, является памятником гражданского зодчества конца ХVIII — середины XIX столетий.

Усадьба, имея значительные архитектурные достоинства, включена в списки памятников архитектуры, подлежащих государственной охране. Постановлением Совета Министров РСФСР № 503 от 22 мая 1948 г. в составе списка других памятников она объявлена неприкосновенным всенародным достоянием.

В комплекс сооружений усадьбы вошли главный трехэтажный каменный дом, два двухэтажных каменных флигеля, образующих вместе с домом парадный двор, ажурная ограда с воротами и остатки старой территории сада.

Усадьба была построена в конце XVIII в. Аммосом Прокофьевичем Демидовым, сыном известного русского заводчика П. А. Демидова, и его супругой Анной Никифоровной, которые купили участок земли в Толмачевском переулке у майора Петра Камищева в 1772 г.

Примерно в это же время, но не ранее 1768 г. перед владением, ставшим на длительное время демидовским, был пробит тупик (нынешний Лаврушинский переулок). Это обусловило композицию вновь застраиваемого тогда участка, вытянутого вдоль Большого Толмачёвского переулка: жилая часть дома была сдвинута к западу, главный дом с обширным парадным двором перед ним замкнул перспективу Лаврушинского переулка. Дом имел типичный для раннего классицизма вид: прямоугольный в плане, несколько массивный строгий объём с рустованным цокольным этажом был украшен лишь нарядными наличниками парадного этажа; небольшой аттик, обогащённый рельефом и балкон-козырёк над входом центрировали главный фасад (ил. 1). Авторство постройки точно не установлено и приписывается или архитектору М. Ф. Казакову, или, что вероятнее, его ближайшим ученикам.


1. Изначальный вид особняка А. П. Демидова (конец XVIII в.).

В конце XVIII века дом перешел княгине Елизавете Ивановне Загряжской. В 1805 г. при новых владельцах Загряжских усадьбу обновили — к главному дому пристроили четырёхколонный портик (по другим сведениям, планировавшийся портик так и не был достроен) и полностью оформили парадный двор: по сторонам въезда поставили два одинаковых одноэтажных флигеля, предназначенных в основном для размещения конюшни и манежа. С главным домом флигели соединялись декоративными стенками, отделявшими парадный двор от сада и хозяйственного двора.

В XIX веке усадьба занимала бóльшую, нежели теперь, площадь — простиралась парковым ландшафтом за восточный корпус чуть ли не до самой Ордынки, а за главным корпусом — до Пыжевского переулка. На бывшей территории сада с фруктовыми деревьями, липами и прудом ныне расположено здание «Росатома» и высотный корпус Института «Гиредмет».

Елизавета Загряжская вторым браком была замужем за соседом — вице-адмиралом сенатором Петром Ивановичем Шешуковым и со временем рассталась с усадьбой. Во всяком случае, к 1826 г. за ней числилось только владение № 218 (Шешуковское), по 3-му кварталу Якиманской части в Большом Толмачёвском переулке, а владение № 215 — сама усадьба — числилась за почетным московским купцом Ильей Михайловичем Козлининым.

В 1812 г. во время громадного пожара Москвы, когда Замоскворечье было почти полностью сожжено, горел и этот дом. Все деревянные надворные строения были уничтожены, а от каменного дома, надо полагать, остались только кирпичные стены да своды. При восстановлении в 1814 г. главный дом получил новую обработку парадного (северного) фасада, почти полностью сохранившегося до наших дней. Боковые фасады заданий остались в прежней архитектурной трактовке.

С северной стороны к дому был пристроен далеко вынесенный вперёд крупный шестиколонный портик с фронтоном и открытой площадкой за колоннами на уровне второго этажа, замкнувший перспективу Лаврушинского переулка и усиливший градостроительное значение здания. Колонны коринфского ордера, занимающие всю высоту двух верхних этажей, установлены на аркатуре нижнего рустованного этажа, решенного, как стилобат всего дома.

Крайние окна второго этажа северного фасада дома, с балконами на кронштейнах, были обрамлены по сторонам парными коринфскими колонками, несущими небольшой, разорванный аркой фронтон со скульптурной вставкой на плоскости стены.

Плоскость фасада между вторым и третьим этажом была украшена протяженными барельефами и круглыми медальонами между пилястр с тематикой аллегорического содержания (ил. 2). Восточный торец позднее (около 1873 г.) был закрыт пристройкой. В доме сохранились сводчатые перекрытия первого этажа, часть парадной анфилады с золочёными карнизами и вогнутыми угловыми печами, жилые помещения 3-го этажа, так же с угловыми печами и арочными проёмами.


2. Барельефы и медальоны, появившиеся на здании в первой половине XIX в.

При восстановлении главного каменного трехэтажного дома заново были построены и новые служебные деревянные постройки усадьбы. В 1849 г., когда усадьбой владел уже И. М. Козлинин, флигели перестраиваются; их первоначальные одноэтажные кирпичные объёмы, возможно, были заменены новыми, над ними были возведены деревянные этажи с подобием куполов, венчавших кровлю. Завершение флигелей и оформление их торцов, выходящих на линию Большого Толмачёвского переулка, пилястровыми портиками с фронтонами придавали этим утилитарным строениям вид нарядных садовых павильонов.

Знаменитая чугунная ограда была установлена, по-видимому, около 1820-х гг. после продажи так называемого «Слободского дома» Демидовых (ныне — здание Московского государственного областного университета, ул. Радио, д. 10); во всяком случае, в 1860-е гг. ограда уже имела современный вид (ил. 3). Узорчатая решётка была изготовлена в 1760-х гг. на демидовских Нижнетагильских заводах для их дома в Немецкой слободе. Отливал ее мастер А. Т. Сизов (по другой версии — его отец) по рисункам крепостного архитектора Ф. С. Аргунова, автора проекта «Слободского дома» (клеймо мастера сохранилось — ил. 4).

     
3. Ограда здания.       4. Клеймо мастера на решётке.

Однако многие детали узора вскоре исчезли под толстым слоем краски. Путеводитель 1917 г. сообщал: «Замечательна великолепная ограда: столбы ее украшены чугунными литыми плитами, на которых изображены виноградные гроздья; промежутки между столбами заняты литой же, красивого рисунка решеткой. Прекрасны и ворота с ажурным верхом. К сожалению, всё это испорчено густой серой окраской; ещё несколько лет тому назад литьё было чёрное и выделялось очень красиво» [1].

Вся восточная часть владения была занята садом. Общие размеры владения составляли: по Большому Толмачёвскому переулку 62 и 2/3 сажени, в глубину владения 23 сажени с востока и 32 сажени с запада.

 
5. М. Ф. Соллогуб (1821—1888)

В конце 50-х гг. XIX в. это владение уже принадлежало графине Марии Федоровне Соллогуб, урождённой Самариной, владевшей домом более 20 лет. Можно предположить, что сразу же после приобретения ею этого владения, она решила избавиться от ненужных ей деревянных и, по всей вероятности, ветхих строений; графиня решила их сломать и заменить новыми строениями. В 1859 г. при очередной перестройке усадьбы флигели приобрели вид, в котором существуют и поныне. К этому времени относится замена их вторых этажей на каменные. Фасады же флигелей были изменены в результате ещё одного строительного периода — 1870-х гг. Со стороны двора у флигелей появились пристройки; их оформление по времени и характеру близко к восточному объёму главного дома. Планы флигелей, как и фасады, искажены переделками второй половины XIX в., однако благодаря им сохраняется композиция классического парадного двора.

Круг интересов Соллогубов и Самариных предопределил то, что во второй половине XIX в. дом в Большом Толмачёвском переулке стал известным литературно-политическим салоном. В нем постоянно собирались представители интеллектуальной Москвы, как западники, так и славянофилы: Ю. Ф. Самарин, К. С. и И. С. Аксаковы, А. С. Хомяков, К. Д. Кавелин, И. С. Тургенев, П. Н. Третьяков, Б. Н. Чичерин и многие другие, в том числе духовенство из близлежащей церкви Николы в Толмачах.

Сын Льва Александровича и Марии Фёдоровны — Фёдор Львович Соллогуб, театральный художник-декоратор, иллюстратор, автор рисунков и акварелей на исторические сюжеты и его жена Наталия Боде-Колычева — были друзьями известного религиозного философа и поэта Владимира Сергеевича Соловьёва, сына историка С. М. Соловьёва, который, разумеется, не раз посещал усадьбу.

В 1882 г. дом вместе с прочими постройками, садом и земельным участком был продан М.Ф. Соллогуб за 100 тыс. 500 руб. серебром Московскому учебному округу [2], и со 2 сентября того же года здесь стала располагаться Московская 6-я гимназия (рис. 6). Одним из преподавателей ее по стечению обстоятельств был брат В. С. Соловьёва — Михаил Сергеевич Соловьёв. Учрежденная в 1870 г., гимназия первое время располагалась там же, в Замоскворечье, в Овчинниковском переулке, в двух домах купчихи П. А. Плигиной.


6. С 1882 г. в здании располагалась 6-я Московская гимназия.

В связи с организацией в усадьбе учебного заведения происходят существенные изменения всех сооружений усадьбы, вызванные новыми условиями использования помещений. В главном доме устраиваются классные помещения. В центре дома возникает лестничная клетка, парадная лестница в западной половине дома перестраивается из трехмаршевой в двухмаршевую. В соответствии с этим изменяются и оконные проемы на лестницу. Так, из двух окон по западному боковому фасаду делается одно полуциркульное широкое. С восточной стороны к дому пристраивается трехэтажная пристройка для классных помещений под общей крышей с домом, сильно исказившая архитектуру дома своим примитивным, упрощенным объемом. С западной стороны сооружается одноэтажный гимнастический зал с подвальным помещением под ним. Флигеля отводятся под директорские и преподавательские квартиры. К обоим флигелям делаются пристройки. Восточный флигель получил форму в виде буквы «Г», а западный — в виде буквы «Т».

В гимназии учились известные впоследствии деятели науки и культуры: математик Д. Ф. Егоров; литературовед К. Л. Зелинский; биолог Н. К. Кольцов; кинорежиссер В. И. Пудовкин; поэт, критик и переводчик Г. И. Чулков; педагог С. Т. Щацкий (описавший период обучения в гимназии в автобиографической работе «Годы исканий»); писатель И. С. Шмелёв.

6-я мужская гимназия существовала здесь до 1915 г., когда главный дом был занят госпиталем для душевнобольных воинов; тогда же внутри здания были произведены переделки классов под палаты, в окнах и на лестничных клетках поставлены деревянные решетки.

Госпиталь существовал до 1917 г., а с 1918 г. в особняке помещалась гимназия, реорганизованная в 1-ю школу 2-й ступени Замоскворецкого района (некоторые преподаватели гимназии продолжили в ней работу, проживая во флигелях). В наследство школе от гимназии достался архив и громадная библиотека, дополненная фондами библиотек некоторых других упраздненных гимназий, а также библиотеками частных лиц.

Однако архив и большая часть библиотеки были погублены по указанию невежественного директора школы А. С. Хавенсона, который считал ненужным сохранять наследство гимназии и приказал жечь и вывозить многое на свалку. Им же был уничтожен большой розарий в саду, где он сделал гимнастическую площадку.

После школы дом поочередно занимали другие организации: школа-семилетка, детский сад, спецшкола ВВС, детский дом. Каких-либо перестроек или изменений дома не производилось.

В 1942 г. главный дом и двор были переданы Государственной библиотеке по народному образованию им. К. Д. Ушинского Академии педагогических наук РСФСР. В 1960-е гг. к библиотеке перешли и оба флигеля, до этого занимаемые под жилье обывателями. Сразу после переезда педагогической библиотеки в «Дом Демидовых» Академия педагогических наук РСФСР выделила средства для реставрации этого памятника архитектуры. 

Несмотря на многократные изменения и переделки, происходившие в усадьбе на протяжении почти двух столетий, основное свое архитектурное решение она не потеряла. Главный трехэтажный каменный дом, как был прежде доминантой всего комплекса, так и остался ею по сей день. Архитектурная обработка дома, которую он получил после пожара 1812 года, сохранилась до сегодняшнего дня, если не считать утраченных балконов на северном фасаде и отдельных частей лепных украшений. Балконы были сломаны в 40-х годах ХХ века. Выполненные только для декоративных целей, без организации выхода на них, они не могли нормально очищаться от грязи и снега, постепенно приходили в ветхость и стали грозить обрушением. Боковые флигели, образующие с домом парадный двор, изменявшиеся внешне много раз, сохранили постоянное свое местоположение и свою подчиненную роль основному компоненту усадьбы — главному каменному дому с портиком.



1 По Москве: Прогулки по Москве и ее художественным и просветительным учреждениям. — М., 1917.

2 РГИА. Ф. 1152. Оп. 9. Д. 293. О покупке дома графини Соллогуб в Замоскворечьи для Московской 6-й гимназии (1882).